ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 57-Г01-14

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Россий­ской Федерации в составе

председательствующего судьи Лаврентьевой М.Н.

судей


 

Г.В.Макарова

В.Н.Соловьева


рассмотрела в судебном заседании от 3 декабря 2001 г. гражданское дело по заявлению прокурора Белгородской области о признании недействующими и не подлежащими применению п.п.1, б, 7 ст.3 и ст.4 Закона Белгородской об­ласти «О миссионерской деятельности на территории Белгородской области» по кассационному протесту прокурора Белгородской области на решение Белгородского областного суда от 21 августа 2001 г., которым постановлено: «Признать недействующей и не подлежащей применению часть вторую ста­тьи четвертой Закона Белгородской области «О миссионерской деятельности на территории Белгородской области». Обязать администрацию Белгородской области опубликовать сообще­ние о принятом решении в средствах массовой информации, в которых был опубликован закон. В остальной части требования прокурора Белгородской области оста­вить без удовлетворения».

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Ма­карова Г.В., объяснения представителя Администрации Белгородской облас­ти - Завидова Д.Т., представителя Белгородской областной Думы - Ускова О.Ю., представителя Белгородско-Старооскольского епархиального управле­ния - Лукина В.П., заключение прокурора Генеральной Прокуратуры РФ Гермашевой М.М., полагавшей решение суда по делу оставить без измене­ния, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Прокурор Белгородской области обратился в суд с заявлением о при- знании противоречащими законодательству РФ п.п.1, 6, 7 ст.3 и ст.4 Закона Белгородской области «О миссионерской деятельности на территории Белгородской области», принятого областной Думой 1 марта 2001 г. и опубликованного 21 марта 2001 г., ссылаясь на то, что оспариваемые нормы ограничивают гарантированные федеральным законодательством права граждан на свободу совести и свободу вероисповедания, поскольку ставят в зависимость осуществление этих прав от представления в государственные органы определенных документов в качестве разрешающего критерия для осуществления миссионерской деятельности, ставят в неравное положение иностранных граждан в осуществлении вышеуказанных прав и устанавливают административную ответственность. Указанные нормы областного закона противоречат п ст.2 Закона РФ «О свободе совести и религиозных объединениях», которая предусматривает, что ничто в законодательстве о свободе совести и вероисповедания и о религиозных объединениях не должно истолковываться в смысле умаления или ущемления прав человека и гражданина на свободу со- вести и свободу вероисповедания, гарантированных Конституцией РФ или вытекающих из международных договоров РФ, также противоречат ст.3 и ст.4 Федерального закона, предусматривающих, что в РФ гарантируется сво­бода совести и свобода вероисповедания, в том числе право исповедывать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедывать никакой, свободно выбирать и менять, иметь и распространять религи­озные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними. Иностранные граждане и лица без гражданства, законно находящиеся на территории РФ, пользуются правом на свободу совести и свободу вероисповедания наравне с
гражданами РФ. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом, государство не вмешивается в деятельность религиозных объединений, если она не противоречит настоящему Федеральному закону, а в данном случае такие противоречия имеются. Неосновательно установлена административная ответственность за нарушение закона. 

По делу постановлено приведенное выше решение.

В кассационном протесте прокурора Белгородской области указывается о несогласии с решением суда, ставится вопрос о его отмене и направлении дела на новое рассмотрение. В обоснование протеста указано на то, что ре­шение суда постановлено при неправильном применении норм материально­го права, выразившегося в ошибочном понимании содержания миссионер­ской деятельности, обязанностей миссионера и постановлении решения без учета приведенных выше мотивов обращения в суд.

Проверив материалы дела и обсудив доводы протеста, Судебная колле­гия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не нахо­дит оснований для его удовлетворения.

При постановлении решения по делу суд первой инстанции исходил из того, что пункты 1, 6, 7 ст.3 оспариваемого закона предусматривают, что миссионерскую деятельность на территории области имеют право осуществ­лять миссионеры, представляющие религиозные объединения и имеющие документ, удостоверяющий их принадлежность к этому объединению с ука­занием паспортных, данных, целей и сроков визитов, приглашение, програм­му пребывания на территории области, свидетельство о регистрации по месту пребывания. Указанные положения, в том числе и в отношении иностранных граждан, во взаимосвязи со ст.2 этого же закона (понятие миссионерской деятельности) дают основания считать, что миссионер, представляющий в своей деятельности религиозное объединение, должен действовать в преде­лах правоспособности этого объединения. Рассматриваемые положения зако­на области соответствуют требованиям ст.ст. 17-20 ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях», ст.ст.53, 185 ГК РФ, закону РФ «О праве граж­дан РФ на свободу передвижения, выбор места пребывания и места житель­ства в пределах РФ», постановлениям конституционного Суда РФ и другим федеральным нормативным актам.

Судом признано, что при отсутствии соответствующего федерального закона субъект РФ вправе осуществить собственное регулирование, в данном случае, установить административную ответственность за нарушение приня-


того закона (ч.2 ст.4), что соответствует предусмотренными ст.ст.72, 76 и 79 Конституции РФ положениям.

 

Такое суждение суда первой инстанции является правильным, так как оно соответствует установленным по делу обстоятельствам и требованиям действующего законодательства. Обстоятельства дела и нормы права, которыми руководствовался суд, в решении приведены и истолкованы правильно.

На основании изложенного, руководствуясь ст.305 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:                                                                     

решение Белгородского областного суда от 21 августа 2001 г. оставить без изменения, а кассационный протест прокурора Белгородской области
без удовлетворения.                                                                                                                                                         


Председательствующий судья

Судьи

Используются технологии uCoz